05/07/2019
img

Каждый, кто знает меня лично, рано или поздно сталкивается с моими историями о Лене.

У нас в роду перед началом магической практики принято делать выбор: хочешь ты делать обряды или вызывать духов.

Натура я всегда была деятельная, да и духи тогда немного пугали (читай - не понимала, от чего отказывалась), так что выбор пал на обряды. Загвоздка была только в одном - практикующему магу нужен наставник.

Казалось бы, проблемы никакой. Сколько себя помню, бабушка всегда знала миллион коллег. Абсолютно обыденным было встретить у нас дома Надю из Тарасовки (выкатывала яйцами), Любовь Григорьевну из Яблунивки (отчитывала молитвами) или Миру из Белой Церкви (занималась темной магией). Если вы сейчас умиляетесь дружелюбности ведьм и думаете, что они мило хохочут на совместных шабашах, то не обольщайтесь.

Общаются они, потому что по законам магии для себя, любимого, мало что можно делать - ни раскладом, ни обрядом серьёзным себя не побалуешь. Вот они и вынуждены придерживаться вежливого нейтралитета и ходить друг к другу в гости.
Так и возникла у нас на пороге однажды Лена Странница. Бледная, с длинными чёрными волосами и зеленющими глазами.
Настоящая ведьма.

Тут надо пояснить, что у каждой стоящей гадалки есть тайные имена и прозвища.
Лена учила магию не по книгам. Хотела стать травницей - поехала на Алтай.

Северную магию и руны полгода изучала в закрытой школе в Норвегии, друидическое посвящение получила в Шотландии и месяц жила с племенем шипибо в джунглях. И это лишь малая толика её достижений. Отсюда и имя.

Это и сейчас звучит нереалистично, а тринадцать лет назад в наших кругах о приключениях Лены разве только легенды не слагали.

Обучение было сложным. Никакой домашней совы, волшебной палочки и шоколадных лягушек.

Только ночные кладбища, сотни заговоров, которые должны от зубов отскакивать, тяжеленные пакеты с откупами, сбор трав до 5 утра, полуночные диагностики, поездки по сёлам и другие «прелести» профессии, которые, как и подробности ученичества, невозможно уместить в один пост.